Забавные игры отзывы 1997

Забавные игры отзывы 1997

  • Мне нравится 0
  • Комментировать
  • 4 октября 2017 , 10:27:50

Фильм уг. Поддержу мнение михаила — Если фильм тебе понравился — покажись психологу.

К просмотру крайне не рекомендую. Бездарно потрачено около 2х часов. Все кто восторгаются Ханеке — вы ничего не понимающие в синематографе, амофрные образования в теле общества, рекомендуемые к срочнейшему удалению.

  • Мне нравится 0
  • Комментировать
  • 4 февраля 2011 , 01:37:00

Фильм в фильме, реальность и вымысел, их зеркальное отражение, ну и конечно же не "о чём?", а "для чего?". Этот фильм для восприятия (вам же травятся триллеры? — смотрите, это он и есть!), а не для ответов на вопросы "за что их убили?" и "как эти два молодых парня дошли до жизни такой". Зритель восстаёт против тех правил, которые ему, безусловно, не по душе. И восстаёт потому лишь, что подано уж очень реалистично (в жизни ведь не обязательно видеть лужи крови, монстров, привидений и проч., чтобы пробрал холодный пот, и тихий ужас вкрадчиво вполз в вашу душу). Это — фильм-безысходность. И мы сами никогда не знаем, чем закончатся одни из наших выходных, просто возвращение домой из. отпуск и проч. Да, мы верим в хэппи-энды, но слишком уж они приелись, да и жанр всё-таки не комедия. Я смотрела фильм вскоре после смерти близкого любимого существа, который умер вследствие болезни. Но это было так неожиданно и.. ужасно. За один день врач сказал мне и "приговор" и он умер фактически у меня на руках. Примерно с такими же, только гораздо притуплёнными чувствами я смотрела эту киноленту. Да, надежда хоть и слабая, но была (я искренне не желала им смерти, я просто смотрела на развитие событий), но развязка не зависимо от моих пожеланий состоялась такая, которую пожелал сделать кто-то другой (а именно Ханеке). Я фаталист только отчасти, но такие фильмы заставляют просто призадуматься о том, что не всегда у нас в руках пульт от нашей жизни и жизни наших близких. Поэтому, можно сколь угодно въедливо и придирчиво рассуждать о том, что скудные эмоции (и когда собаку обнаружили, и когда сына убили) у героев. И что как таковой попытки сбежать или противостоять не было, и то, что за городом эта семья была далеко не первой и судя по концовке не последней в списке неуёмных любителей специфических игр. Но, как мне кажется, и здесь режиссёр не изменил стилистике "зла без лишний эмоций" и не скатился до драмыэкшена. Я не рекомендую смотреть "Забавные игры" и не агитирую против. Я просто осталась неравнодушна к одному из немногих фильмов, который соответствует жанру "триллер". Респект так сказать режиссёру и всем тем, кто остался неравнодушен!

Двое молодых парней (Фриш и Гиринг) убивают семью (жену, мужа и сына-подростка), приехавшую на тихую австрийскую дачу у бюргерского озера. Убивают не спеша, для удовольствия. Сутки театрализованного садизма.

Это один из самых страшных (уж точно — неприятных) фильмов в истории кино, который физически трудно досмотреть до конца. Михаэль Ханеке — первейший киномизантроп современности и неуемный исследователь насилия. Из всех насилий для него важнейшим является то, которое порождено обществом. Ханеке доисследовался: после «Пианистки» изучаемое им под микроскопом общество признало его классиком. На момент «Забавных игр» Ханеке был уверен, что все мерзавцы сформированы масскультом и воспринимают кровь как нечто ненастоящее, киношное. Именно поэтому «Забавные игры» — принципиальный антифильм (чем и интересен). Фильм, направленный против кино как такового.

Ханеке специально добивался того, чтобы зритель каждую секунду чувствовал себя неуютно, отвратительно. Вот не должна на переднем плане в кадре торчать башка, мешающая видеть, — а она торчит, мешает. Неслучайно и то, что в фильме нет натурализма — все убийства (в отличие, например, от «Прирожденных убийц» Стоуна) совершаются за кадром. Ханеке понимал, что стоило ему показать убийства в кадре, как его антифильм превратился бы в нормальное типичное кино, стал бы, как было со Стоуном, модным развлечением.

  • По дате
  • По рейтингу пользователя
  • По рейтингу рецензии
Читайте также:  Выбрать приложение для отладки андроид

M_Thompson

Обычная австрийская семья едет на выходные в деревню, что расположена прямо на живописном берегу озера. Приехав, Георг (Ульрих Мюэ), Анна (Сюзанна Лотар), а также их десятилетний сын и песик видят соседа Фреда разговаривающего с какими-то милыми молодыми людьми, которые вскоре представляются Петером (Франк Гиринг) и Паулем (Арно Фриш). Чуть позже эти деликатные и вежливые пареньки показываются на пороге их дома для того, чтобы сначала невзначай разбить яйца, из которых Анна хотел сделать обед, после тоже вроде бы случайно роняют единственное средство коммуникации в деревне – сотовый телефон – в умывальник. И это оказывается только началом ужасного дня и, как следствие, ужасной ночи для ничего не подозревающих Георга, Анны и их сынишки – пса довольно быстро убивают, а Георгу ломают ногу. Молодые люди, с улыбкой на лице, предлагают пари – доживут ли их заложники до 9 утра следующего дня, после чего изощренно и с выдумкой начинают их убивать.

Этим фильмом Ханеке виртуально подводит черту перед своей австрийской трилогией, одновременно сводя в одном фильме и тревогу по поводу беременной фашизмом страны, и мысли о влиянии видео и СМИ на уровень насилия в стране, и о отчужденности людей в полном коммуникаций, но не общения, современном мире. Центр истории вновь описан вокруг самой обычной буржуазной семьи, а насилие настолько чисто по природе своей, что можно смело сказать о том, что режиссер достиг своей цели в поиске идеального источника зла. Пауль и Петер – воспитанные ребята, с образованием, не имеющие никаких видимых психологических оснований, злости или желании какой-либо мести. По крайней мере они даже шутят «о, он стал убийцей потому, что мама его в детстве ненавидела», и мы можем с точностью понять, что в детстве к нему родители относились так, как с Бенни из более раннего фильма Ханеке «Видео Бенни». Иными словами, два парня олицетворяют собой насилие в чистом его виде, без каких-либо эмоциональных примесей.

Опять же, Ханеке весьма упорно продолжает свои игры с манипуляцией зрителем, в очередной раз добавляя дополнительный уровень событийности, дистанционирования между зрителем и историей, показывая с одной стороны, что это всего лишь фильм – как это было в некоторых сценах фильма, но с другой стороны, намекая, что в данном случае пульт находится не у зрителя и это героям решать, как и где ставить на паузу и даже перематывать. Пугающий эффект.

Первым важным изменением в стилистическом почерке автора в этом фильме становится использование музыки в качестве управляющего эмоциями зрителя механизма, хотя и не в такой эксплуатационной форме, как того можно было бы ожидать – в структуру звуковой картины всего произведения трижды – в начале, середине и конце – врезаются злые атональные аккорды музыки Джона Зорна, будто подчеркивая порочность и жестокость того, что произойдет, происходит или уже произошло.

Еще одной чертой эволюции почерка можно с самого начала фильма можно назвать легкую попытку очеловечить своих героев – Ханеке довольно часто показывает крупные планы лиц. Впрочем, часто по отношению к своим более ранним работам, так как желание снимать кино об обычном человеке, без присутствия отличительных для личности черт, никуда не делось – и череда не менее крупных и внимательных планов различных деталей интерьера, вещей и общих планов все достаточно уверенно уравновешивает так, что герои Лотар и Мюе оказываются теми самыми репрезентативными представителями.

С другой стороны, в фильме можно увидеть несколько мотивов и символов, которые роднят картину с «австрийской трилогией». Никуда не делась тревога относительно того, как современное общество полагается на системы коммуникации и как при этом оно теряет способность по ним общаться. Брошенный в воду сотовый телефон, на который попавшие в беду люди возлагают все свои надежды, а также попытка позвонить по нему, после того, как он просох – удачней и точней иллюстрацией подобной мысли найти сложно. А разбитые яйца, которые символизируют и хрупкость бытия и начало насилия в фильме – эквивалент хрупкому глазному яблоку, которое вынуждена созерцать день ото дня героиня «Седьмого континента».

Читайте также:  Бурьяк александр аналитическая разведка

Можно так же вспомнить тут и про любовь Ханеке к показыванию насилия без смакования, холодно и созерцательно, а порой и вовсе не показывая сам момент, как это было со сломанной ногой и клюшкой для гольфа. Да и насилие Ханеке сложно сравнить с количеством трупов и сломанных ног в обычном американском боевике. Но природа насилия тут явно другая и как раз это вызывает мурашки. Опять же, очень хорошо видно отношение автора к самой идеи либерализма, когда дело доходит до вторжения в личное пространство семьи, а также мысли по поводу того, насколько этот налет цивилизации прочно сидит на плечах обычного европейца.

Сам же автор не испытывает никакого особого сочувствия по отношению к героям фильма. Ни к тем, что попали в руки жестоких подонков, ни самих подонков. Для него все это – метафора современному обществу, которая показывает, насколько люди обратились внутрь себя и не способны обнаруживать что-то за пределами собственного восприятия, тем самым оказываясь в рамках, которые построили сами. И, если говорить конкретно о фильме, такие люди, как Георг своим либеральным отношением и попыткой как-то цивилизованно оценить варварское, породили паулей и петеров. Виноваты все, и никого не жалко. Никого.

Средняя оценка:
1997. Австрия. 108 минут.
Жанр: драма / сюрреализм-авангард / триллер.

Режиссер: Михаэль Ханеке.
Сценарий: Михаэль Ханеке.

В главных ролях: Ульрих Мюхэ, Сюзанне Лотар, Арно Фриш, Франк Гиринг, Стефан Клапжинский.
В ролях: Дорис Кунстманн, Кристоф Бантцер, Вольфганг Глюк, Сюзанне Менегель, Моника Цалингер.

Награды:
1997 — Лучший режиссёр, Приз Критиков, Спецприз жюри, ФИПРЕССИ — Михаэль Ханеке (Chicago International Film Festival, Fantasporto, Flanders International Film Festival)

В 1997 году фильм претендовал на Золотую пальмовую ветвь на Каннском Кинофестивале.

Интересные факты о фильме:

Пауль произносит фразу "мы ещё не достигли даже стандартной длины полнометражного фильма" ровно на 90-ой минуте картины.

В сцене, когда преступники первый раз уходят, зрители видят один дубль (без монтажных склеек) продолжительностью более 10 минут.

Американский римейк фильма, вышедший в 2008 году, тоже написал и снял Михаэль Ханеке.

Дмитрий Савочкин: You all need it too, don’t lie

Сел за клавиатуру, полный решимости написать рецензию — и замер. Потому что не знаю, что писать. Не знаю, откуда начать. Не знаю, о чём говорить. Не знаю, чем заканчивать. Я думаю, эта рецензия будет похожа на поток сознания — до такой степени я не могу представить, вокруг чего можно структурировать столь большой объём разношёрстных впечатлений.

Моё личное знакомство с Ханеке началось не с "Забавных игр", а с куда более сложной, и оттого не производящей такого шокирующего впечатления "Пианистки". Я пересмотрел этот фильм два раза, пережил длительный период отношений с женщиной, которая идентифицировала себя с главной героиней, и два раза переехал. После этого я решил, что достаточно окреп морально, и готов посмотреть ещё какой-нибудь фильм Ханеки.

"Забавные игры" обычно называют экспериментом с медиа-насилием. Это, безусловно, правильно (тем более, что и сам Ханеке обычно в интервью об этом рассказывал), но лишь отчасти. "Забавные игры" — это не только кино о насилии в кино. Это кино о кино вообще. О развлечении. О том, что поёт Tool: "I need to watch things die. From a distance. You all need it too, don’t lie". Ну и, помимо этого, "Забавные игры" — прекрасный камерный триллер, держащий в таком напряжении, что его часто называют даже фильмом ужасов.

В действительности, если присмотреться к картинке, решительно ничего ужасного там на происходит. После спокойного, даже вялого сет-апа, мы оказываемся в стандартной диспозиции: двое молодых людей берут в заложники семью, состоящую из отца, матери и мальчика лет шести. Смысл действий молодых людей поначалу угадывается с трудом. Ведь это просто игра. А какой в игре может быть смысл? Вопреки расхожему мнению (особенно часто упоминаемому в анонсах), молодые люди не пытают и не истязают своих пленников. Здесь нет ни "пилы", ни "техасской резни", ничего такого. Они просто издеваются над бюргерами, они давят на них, заставляя их постоянно вступать в схватку с самими собой: сопротивляться и проиграть или поддаться и унизиться? Вспылить и получить ещё один удар или стерпеть и подчиниться? Попытаться что-то изменить, и подставить под удар близкого человека, или пойти на всё, ради того, чтобы его не трогали? Молодые люди заставляют своих жертв весь фильм балансировать на грани трёх плоскостей: надежды, страдания и агресии, давая возможность каждой из них по очереди перевешивать, и снова возвращая человека на самую грань. И ведь в конце концов результат известен заранее. Ханеке честен. Он не собирается надувать зрителей. Всё кончится плохо.

Читайте также:  Пожалуйста запятые с двух сторон нужны

Две вещи сделали из этого фильма икону пост-тарантиновского кино.

Во-первых, это моя любимая тема с переходом между игровой плоскостью и пиздецовой. Здесь она доведена до своего логического конца, до абсурда: когда перед нами совершенно очевидная игра, от начала до самого конца, но смысл этой игры заключается исключительно в пиздеце, в насилии и боли, в душевных страданиях, и, в конечном итоге, в смерти. Не смотря на то, что, как я уже говорил, в фильме минимум физического насилия, и оно, в общем, решительно ничем особенным не выделяется, я ещё не видел человека, который мог бы спокойно посмотреть картину от начала до конца. Ханеке сделал по-настоящему страшную картину.

И во-вторых, это, конечно же, медиа-насилие, как самая доступная нам и самая привычная нам форма насилия.

Готовясь к написанию рецензии, я узнал новое. Оказывается, в теории театра существует такое понятие, как "четвёртая стена", и выражение "ломать четвёртную стену". Само понятие проистекает из театральной диспозиции, где актёры играют в интерьере с тремя стенами: вместо четвёртой стены у них зрительный зал. Но условность театра требует от зрителя признания, что помимо трёх видимых стен есть ещё и четвёртая: граница между сценой и зрительным залом. "Ломая" эту стену, то есть проявляя осведомлённость о том, что за условной границей находятся зрители, модернисты в двадцатом веке создали целую плеяду "новых театров".

Ханеке же, вслед за ними, работает в рамках "нового кино". Его персонаж (по крайней мере один, Пауль) совершенно очевидно знает, что за четвёртой стеной находимся мы, что мы смотрим фильм, и он не собирается нас разочаровывать. Пауль строит происходящее, как хороший, качественный триллер. Заставляет зрителей сопереживать жертвам, следит за развитием сюжета, не даёт фильму оборваться раньше, чем надо. И — кульминация картины — когда события вдруг начинают разворачиваться не в том направлении, он хватает пульт дистанционного управления и меняет всё.

Пульт дистанционного управления — современный символ власти. Этим пультом ты можешь менять одну реальность на другую, добавлять в реальность звук, или убирать его, ты можешь заставлять события в твоей реальности течь быстрее, или направлять их вообще в обратную сторону. Насилие, ставшее естественной, понятной частью нашего медиа-мира, поддаётся такому же точно управлению этим пультом, как и всё остальное. Жертвы проиграют. Чего бы тебе ни хотелось, как бы ты ни хотел другого развития событий — но жертвы проиграют. Таковы законы жанра.

Ханеке ставит диагноз современной культуре, или вернее — ставил диагноз культуре поздних девяностых, тарантиновщине. "Где вы видели кровь? Это же томатный сок!", — говорил Тарантино. "Вы же на стороне жертвы, верно? Вам ведь очень хочется, чтобы они победили?", — подмигивает нам Ханеке. We need to watch things die. From a distance. Ну, так и давайте смотреть. Только поп-корном запасёмся.

Вы ведь не хотите, чтобы рецензия оборвалась в этом месте, верно?

Ссылка на основную публикацию
Драйвера для philips s309
Home » Philips » Philips S309 USB Drivers Download Philips S309 official USB drivers for your Android smartphone. You will...
Герметик для питьевой воды
Силиконовые материалы всегда востребованы в хозяйстве. Особое внимание уделяется местам, где проводится герметизация мест, контактирующих с едой. Для таких целей...
Гзм 155 1 характеристики
1. Номинальный диапазон воспроизводимых частот, Гц 20-20000 31,5-16000 20-20000 20-17000 20-18000 20-20000 20-20000 20-20000 10-25000 10-25000 2. Прижимная сила звукоснимателя,...
Драйвера для видеокарты ати радеон
Драйверы Radeon Software/Catalyst для видеокарт AMD (ATI): AMD Radeon Software/Catalyst для Windows 10 Драйверы AMD Radeon Software/Catalyst для настольных и...
Adblock detector