Почти каждый день он гулял с варенькой

Почти каждый день он гулял с варенькой

Условие

Расставьте знаки препинания: укажите все цифры, на месте которых в предложениях должны стоять запятые. Цифры запишите подряд без пробелов, запятых и других дополнительных символов.

Между тем (1) во всех домах и на улицах тишина и спокойствие. Почти каждый день он гулял с Варенькой (2) быть может (3) думал, что это так нужно в его положении. И (4) по всей вероятности (5) в конце концов (6) он сделал бы предложение и совершился бы один из тех глупых браков, каких у нас от скуки и от нечего делать совершаются тысячи.

– А я тебе говорю, что читал! – кричит Коваленко, гремя палкой по тротуару.

– Ах же, боже ж мой, Минчик! Чего же ты сердишься, ведь у нас же разговор принципиальный.

– А я тебе говорю, что я читал! – кричит еще громче Коваленко.

А дома, как кто посторонний, так и перепалка. Такая жизнь, вероятно, наскучила, хотелось своего угла, да и возраст принять во внимание: тут уж перебирать некогда, выйдешь за кого угодно, даже за учителя греческого языка. И то сказать, для большинства наших барышень за кого ни выйти, лишь бы выйти. Как бы ни было, Варенька стала оказывать нашему Беликову явную благосклонность.

А Беликов? Он и к Коваленку ходил так же, как к нам. Придет к нему, сядет и молчит. Он молчит, а Варенька поет ему «Виют витры», или глядит на него задумчиво своими темными глазами, или вдруг зальется:

В любовных делах, а особенно в женитьбе, внушение играет большую роль. Все – и товарищи и дамы – стали уверять Беликова, что он должен жениться, что ему ничего больше не остается в жизни, как жениться; все мы поздравляли его, говорили с важными лицами разные пошлости, вроде того-де, что брак есть шаг серьезный; к тому же Варенька была недурна собой, интересна, она была дочь статского советника и имела хутор, а главное, это была первая женщина, которая отнеслась к нему ласково, сердечно, – голова у него закружилась, и он решил, что ему в самом деле нужно жениться.

– Вот тут бы и отобрать у него калоши и зонтик, – проговорил Иван Иваныч.

– Представьте, это оказалось невозможным. Он поставил у себя на столе портрет Вареньки и все ходил ко мне и говорил о Вареньке, о семейной жизни, о том, что брак есть шаг серьезный, часто бывал у Коваленков, но образа жизни не изменил нисколько. Даже наоборот, решение жениться подействовало на него как-то болезненно, он похудел, побледнел и, казалось, еще глубже ушел в свой футляр.

– Варвара Саввишна мне нравится, – говорил он мне со слабой кривой улыбочкой, – и я знаю, жениться необходимо каждому человеку, но… все это, знаете ли, произошло как-то вдруг… Надо подумать.

– Что же тут думать? – говорю ему. – Женитесь, вот и все.

– Нет, женитьба – шаг серьезный, надо сначала взвесить предстоящие обязанности, ответственность… чтобы потом чего не вышло. Это меня так беспокоит, я теперь все ночи не сплю. И, признаться, я боюсь: у нее с братом какой-то странный образ мыслей, рассуждают они как-то, знаете ли, странно, и характер очень бойкий. Женишься, а потом, чего доброго, попадешь в какую-нибудь историю.

И он не делал предложения, все откладывал, к великой досаде директорши и всех наших дам; все взвешивал предстоящие обязанности и ответственность и между тем почти каждый день гулял с Варенькой, быть может, думал, что это так нужно в его положении, и приходил ко мне, чтобы поговорить о семейной жизни. И, по всей вероятности, в конце концов он сделал бы предложение, и совершился бы один из тех ненужных, глупых браков, каких у нас от скуки и от нечего делать совершаются тысячи, если бы вдруг не произошел kolossalische Skandal. Нужно сказать, что брат Вареньки, Коваленко, возненавидел Беликова с первого же дня знакомства и терпеть его не мог.

Читайте также:  Гугл облако как пользоваться на телефоне

– Не понимаю, – говорил он нам, пожимая плечами, – не понимаю, как вы перевариваете этого фискала, эту мерзкую рожу. Эх, господа, как вы можете тут жить! Атмосфера у вас удушающая, поганая. Разве вы педагоги, учителя? Вы чинодралы, у вас не храм науки, а управа благочиния, и кислятиной воняет, как в полицейской будке. Нет, братцы, поживу с вами еще немного и уеду к себе на хутор, и буду там раков ловить и хохлят учить. Уеду, а вы оставайтесь тут со своим Иудой, нехай вин лопне.

Или он хохотал, хохотал до слез то басом, то тонким писклявым голосом и спрашивал меня, разводя руками:

– Шо он у меня сидить? Шо ему надо? Сидить и смотрить.

Он даже название дал Беликову «глитай, абож паук». И, понятно, мы избегали говорить с ним о том, что сестра его Варенька собирается за «абож паука». И когда однажды директорша намекнула ему, что хорошо бы пристроить его сестру за такого солидного, всеми уважаемого человека, как Беликов, то он нахмурился и проворчал:

– Не мое это дело. Пускай она выходит хоть за гадюку, а я не люблю в чужие дела мешаться.

Теперь слушайте, что дальше. Какой-то проказник нарисовал карикатуру: идет Беликов в калошах, в подсученных брюках, под зонтом, и с ним под руку Варенька; внизу подпись: «Влюбленный антропос». Выражение схвачено, понимаете ли, удивительно.

Художник, должно быть, проработал не одну ночь, так как все учителя мужской и женской гимназий, учителя семинарии, чиновники – все получили по экземпляру. Получил и Беликов. Карикатура произвела на него самое тяжелое впечатление.

Выходим мы вместе из дому, – это было как раз первое мая, воскресенье, и мы все, учителя и гимназисты, условились сойтись у гимназии и потом вместе идти пешком за город в рощу, – выходим мы, а он зеленый, мрачнее тучи.

– Какие есть нехорошие, злые люди! – проговорил он, и губы у него задрожали.

Мне даже жалко его стало. Идем, и вдруг, можете себе представить, катит на велосипеде Коваленко, а за ним Варенька, тоже на велосипеде, красная, заморенная, но веселая, радостная.

– А мы, – кричит она, – вперед едем! Уже ж такая хорошая погода, такая хорошая, что просто ужас!

И скрылись оба. Мой Беликов из зеленого стал белым и точно оцепенел. Остановился и смотрит на меня…

– Позвольте, что же это такое? – спросил он. – Или, быть может, меня обманывает зрение? Разве преподавателям гимназии и женщинам прилично ездить на велосипеде?

– Что же тут неприличного? – сказал я. – И пусть катаются себе на здоровье.

– Да как же можно? – крикнул он, изумляясь моему спокойствию. – Что вы говорите?!

И он был так поражен, что не захотел идти дальше и вернулся домой.

На другой день он все время нервно потирал руки и вздрагивал, и было видно по лицу, что ему нехорошо. И с занятий ушел, что случилось с ним первый раз в жизни. И не обедал. А под вечер оделся потеплее, хотя на дворе стояла совсем летняя погода, и поплелся к Коваленкам. Вареньки не было дома, застал он только брата.

– Садитесь, покорнейше прошу, – проговорил Коваленко холодно и нахмурил брови; лицо у него было заспанное, он только что отдыхал после обеда и был сильно не в духе.

Беликов посидел молча минут десять и начал:

– Я к вам пришел, чтоб облегчить душу. Мне очень, очень тяжело. Какой-то пасквилянт нарисовал в смешном виде меня и еще одну особу, нам обоим близкую. Считаю долгом уверить вас, что я тут ни при чем… Я не подавал никакого повода к такой насмешке, – напротив же, все время вел себя как вполне порядочный человек.

Читайте также:  Как найти наименьшее число в паскале

Коваленко сидел, надувшись, и молчал. Беликов подождал немного и продолжал тихо, печальным голосом:

– И еще я имею кое-что сказать вам. Я давно служу, вы же только еще начинаете службу, и я считаю долгом, как старший товарищ, предостеречь вас. Вы катаетесь на велосипеде, а эта забава совершенно неприлична для воспитателя юношества.

– Почему же? – спросил Коваленко басом.

– Да разве тут надо еще объяснять, Михаил Саввич, разве это не понятно? Если учитель едет на велосипеде, то что же остается ученикам? Им остается только ходить на головах! И раз это не разрешено циркулярно, то и нельзя. Я вчера ужаснулся! Когда я увидел вашу сестрицу, то у меня помутилось в глазах. Женщина или девушка на велосипеде – это ужасно!

– Что же, собственно, вам угодно?

– Мне угодно только одно – предостеречь вас, Михаил Саввич. Вы – человек молодой, у вас впереди будущее, надо вести себя очень, очень осторожно, вы же так манкируете, ох, как манкируете! Вы ходите в вышитой сорочке, постоянно на улице с какими-то книгами, а теперь вот еще велосипед. О том, что вы и ваша сестрица катаетесь на велосипеде, узнает директор, потом дойдет до попечителя… Что же хорошего?

– Что я и сестра катаемся на велосипеде, никому нет до этого дела! – сказал Коваленко и побагровел. – А кто будет вмешиваться в мои домашние и семейные дела, того я пошлю к чертям собачьим.

Очень кратко

Учитель гимназии, боящийся всего на свете и живущий согласно распоряжениям начальства, решает жениться. Долгое сватовство извлекает учителя из его «футляра», и он умирает, испугавшись реальной жизни.

Два охотника остановились на ночлег в сарае сельского старосты. Одним из них был немолодой ветеринарный врач Иван Иванович Чимша-Гималайский, другим — учитель гимназии Буркин.

Охотники не спали, рассказывали друг другу разные истории.

Речь зашла о жене старосты, женщине неглупой, которая никогда не выезжала из родного села, «не видела ни города, ни железной дороги», а последние десять лет выходила из дому только по ночам. Буркин сказал, что таких людей, «которые, как рак-отшельник или улитка, стараются уйти в свою скорлупу», немало, и в качестве примера рассказал историю о своём коллеге Беликове.

Этот Беликов всегда, даже в солнечную погоду, ходил в калошах, тёплом пальто и с зонтиком. И зонтик, и часы, и перочинный нож он хранил в чехлах из замши, даже своё лицо он, как в чехол, прятал в поднятый воротник. Он носил тёмные очки, уши закладывал ватой и всегда ездил на извозчике с поднятым верхом.

Одним словом, у этого человека наблюдалось постоянное и непреодолимое стремление окружить себя оболочкой, создать себе, так сказать, футляр, который уединил бы его, защитил бы от внешних влияний.

Окружающая жизнь пугала и тревожила Беликова, и мёртвые языки, которые он преподавал, были для него футляром, в который он прятался от реальности. Читал Беликов только должностные письма «и газетные статьи, в которых запрещалось что-нибудь». Когда же в городе что-либо разрешалось, Беликов пугался, качал головой и говорил: «Как бы чего не вышло».

Любое отступление от правил приводило Беликова в уныние. На педсоветах он угнетал препода­вателей своей излишней осторожностью, мнительностью и «чисто футлярными соображениями», давил, и коллеги, образованные люди, помимо воли соглашались с ним.

Беликов часто приходил к препода­вателям домой, молча сидел несколько часов, словно что-то высматривая, и уходил, считая, что наладил «добрые отношения с товарищами». Его боялись учителя, директор гимназии и все остальные горожане. Под влиянием людей, подобных Беликову, в городе перестали громко смеяться, обмениваться письмами, знакомиться, читать книги, учиться, помогать бедным.

Читайте также:  Сколько стоит память в icloud

Жил Беликов в одном доме с Буркиным, был холост. Женской прислуги он не держал, боясь, как бы чего не вышло. Хозяйство Беликова вёл Афанасий, когда-то служивший денщиком и умевший готовить.

Спальня Беликова была похожа на ящик, и спал он, укрывшись одеялом с головой, в халате и колпаке, при запертых окнах и дверях. Беликов боялся, что когда-нибудь Афанасий прирежет его или в дом залезут воры, а многолюдная и шумная гимназия была ему неприятна.

Однажды в гимназию назначили нового учителя истории и географии, Михаила Саввича Коваленко.

С собой Коваленко привёз незамужнюю сестру Вареньку.

Варенька очаровала даже Беликова, и препода­вателям пришла в голову мысль поженить их.

Все «гимназические дамы» ожили, помолодели и стали изо всех сил сводить Вареньку и Беликова — приглашать их вместе на спектакли и различные вечеринки. Варенька часто ругалась со вспыльчивым братом, была не против выйти замуж и жить своим домом, и поэтому начала оказывать Беликову «явную благосклонность».

Беликову же быстро внушили, «что ему ничего больше не остаётся в жизни, как жениться», а Варенька была «недурна собой» и с небольшим приданым. К тому же она была первой женщиной, которая ласково отнеслась к Беликову, и тот решил, что ему и в самом деле надо жениться. Он поставил у себя на столе портрет Вареньки и каждый день гулял с ней, но дальше дело не шло.

…решение жениться подействовало на него как-то болезненно, он похудел, побледнел и, казалось, ещё глубже ушёл в свой футляр.

Коваленко не нравилось в гимназии с её затхлой, «футлярной» атмосферой. Он терпеть не мог Беликова, называл его «фискалом» и «мерзкой рожей», но в их с Варенькой отношения не вмешивался. Однажды «какой-то проказник нарисовал карикатуру», на которой Беликов в калошах и с зонтом идёт под ручку с Варенькой. Карикатура разошлась по всему городу и на Беликова произвела «самое тяжёлое впечатление».

Не успел Беликов отойти от потрясения, как увидел Вареньку, катающуюся на велосипеде. Это произвело на него впечатление ещё более тяжёлое — Беликов считал, что дамам неприлично ездить на велосипеде. На другой день он впервые в жизни пропустил занятия и обед, а вечером отправился к Коваленкам.

Застав дома только брата Вареньки, он сказал, что не подавал повода для создания подобной карикатуры, а потом заявил, что катание на велосипеде — совершенно неприличная забава «для воспитателя юношества». Затем Беликов предупредил Коваленко, что его вольное поведение до добра не доведёт, и он обязан доложить о нём директору гимназии. Коваленко пришёл в ярость, обозвал Беликова в лицо фискалом и спустил с лестницы.

Донизу Беликов докатился благополучно, но внизу лестницы его увидела Варенька. Решив, что он упал нечаянно, она расхохоталась на весь дом. На этом сватовство Беликова закончилось. Вернувшись домой, он убрал со стола портрет предполагаемой невесты, слёг и через месяц умер.

Горожане похоронили Беликова с большим удовольствием.

Теперь, когда он лежал в гробу, выражение у него было кроткое, приятное, даже весёлое, точно он был рад, что наконец его положили в футляр, из которого он уже никогда не выйдет.

С кладбища коллеги Беликова вернулись, наслаждаясь свободой, но жизнь в городе не изменилась, ведь таких людей в футлярах осталось ещё немало.

Выслушав историю Буркина, Иван Иванович сказал, что большая часть людей проводит свою жизнь в футлярах. Люди ведут глупые разговоры, терпят ложь, обиды и унижения ради куска хлеба и тёплого угла и не смеют открыто возразить — это ли не футляр!

У Ивана Иваныча была своя поучительная история на эту тему, но Буркин хотел спать и предложил отложить её на завтра. На высказывания приятеля Буркин возразил, что всё это «из другой оперы», и заснул. А Ивану Иванычу не спалось, и он долго курил трубку у дверей сарая.

Ссылка на основную публикацию
Почему телефон ночью быстро разряжается
Если телефон стал быстро разряжаться, это еще не значит, что виновата батарея. В 70% случаев пользователь сам настроил устройство таким...
Почему имя пользователя недоступно в инстаграме
Как быть, если такое имя пользователя Instagram уже занято, но соответствующий ему аккаунт кажется неактивным? Если имя пользователя, которое вы...
Почему индукционная плита щелкает
Если индукционная плита щелкает при работе, рекомендуется ознакомиться с особенностями работы техники. При уверенности, что устройство вышло из строя, не...
Почему телефон самостоятельно перезагружается
Постоянная и не запланированная перезагрузка смартфона на Android – раздражающая ошибка. Она порождает плохое настроение и желание расстаться с гаджетом....
Adblock detector