Хроники нарнии история создания

Хроники нарнии история создания

TV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья The Chronicles Of Narnia. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.

«Хроники Нарнии» (англ. The Chronicles of Narnia) — серия книг в жанре фэнтези, написанная британским писателем и христианским апологетом К. С. Льюисом.

По хронологии сюжетных событий (не совпадающей с порядком написания и издания) книги серии идут в следующем порядке:

  • «Племянник чародея» (The Magician’s Nephew) (1955)
  • «Лев, Колдунья и Платяной шкаф» (The Lion, the Witch and the Wardrobe) (1950)
  • «Конь и его мальчик» (The Horse and His Boy) (1954)
  • «Принц Каспиан» (Prince Caspian: The Return to Narnia) (1951)
  • «Покоритель Зари, или Плавание на край света» (The Voyage of the Dawn Treader) (1952)
  • «Серебряное кресло» (The Silver Chair) (1953)
  • «Последняя битва» (The Last Battle) (1956)

Содержание

Что тут есть [ править ]

  • говорящие животные
  • ведьма
  • кентавры
  • гномы
  • фавны
  • минотавры
  • великаны
  • Хрустальный дракон Иисус в виде льва Аслана
  • Незримый орёл Аллах в виде Таш.
  • эпические бои, хоть и описанные вскользь
  • рыцарская честь
  • романтическое Средневековье царит в Нарнии большую часть её истории. Эпоха владычества тельмаринов — чуть ближе к средневековым реалиям (хотя бы в плане характеров и мотиваций). Если же речь заходит о Калормене… нет, до навозных веков его жителям далеко, но процент романтизма в происходящем резко снижается.
  • Беспредельное море, как выясняется в «Покорителе Зари», переполненное чудесами, сокровищами и опасностями.

Встречающиеся тропы [ править ]

  • Ай, молодца!: в первой книге в Чарне Дигори разбудил Джадис звоном колокола. За последствия этого Нарния отдувалась в течение многих лет.
  • Ай, молодца, злодей!: Джадис приносит в жертву Аслана, тем самым исполняя древнее пророчество и приближая собственное поражение.
  • Босоногий ангел: Люси Пэвенси.
  • Босоногая королева: королева Люси и королева Сьюзен. С прикрученным фитильком — разуваются они всё-таки не при всём народе.
  • Не исключено, что дочь Раманду стала именно такой королевой. В сцене их первой встречи с Каспианом на иллюстрации она босиком (звёзды вообще этим отличаются: сам Раманду и Кориакин тоже обувь не носят), и вполне вероятно, что не изменила своему обыкновению, даже став женой короля (особенно учитывая, что в Нарнии такие причуды, похоже, обычное дело).
  • Босоногий мудрец: Кориакин, Раманду и отшельник из книги «Конь и его мальчик». Льюис явно любил использовать этот троп, возможно, отсылая к образам святых.
  • Говорить высоким штилем: Аравита рассказывает истории в таком стиле; тархистанскую аристократию специально этому обучают.
    • Главные герои второй книги, взойдя на престол, только так и изъясняются. Подсвечено самим автором в последней главе.
    • Гурман-порно: Очень, очень много, практически в каждой книге. В «Племяннике Чародея» очень вкусно описано дерево из тянучек. Во «Льве, колдунье и платяном шкафе» троп фонтанирует — вот, например, угощение Люси у фавна Тумнуса:
    • « Чего только не было на столе! И яйца всмятку – по яйцу для каждого из них, – и поджаренный хлеб, и сардины, и масло, и мед, и облитый сахарной глазурью пирог. »
      — «Лев, Колдунья и платяной шкаф», перевод Островской

      А вот Белая Колдунья угощает замёрзшего Эдмунда:

      « Откуда-то из складок плаща Колдунья вынула небольшую бутылочку, сделанную из желтого металла, похожего на медь. Вытянув руку, она капнула из бутылочки одну каплю на снег возле саней. Эдмунд видел, как капля сверкнула в воздухе, подобно брильянту. В следующую секунду она коснулась снега, послышалось шипенье, и перед ним, откуда ни возьмись, возник покрытый драгоценными камнями кубок с неведомой жидкостью, от которой шел пар. Карлик тут же схватил его и подал Эдмунду с поклоном и улыбкой – не очень-то приятной, по правде говоря. Как только Эдмунд принялся потягивать это сладкое, пенящееся, густое питье, ему стало гораздо лучше. Он никогда не пробовал ничего похожего, питье согрело Эдмунда с ног до головы.

      – Скучно пить и не есть, – сказала королева. – Чего бы тебе хотелось больше всего, сын Адама?

      – Рахат-лукума, если можно, ваше величество, – проговорил Эдмунд.

      Королева вновь капнула на снег одну каплю из медного флакона – и в тот же миг капля превратилась в круглую коробку, перевязанную зеленой шелковой лентой. Когда Эдмунд ее открыл, она оказалась полна великолепного рахат-лукума. Каждый кусочек был насквозь прозрачный и очень сладкий. Эдмунду в жизни еще не доводилось отведывать такого вкусного рахат-лукума. Он уже совсем согрелся и чувствовал себя превосходно.

      » — «Лев, Колдунья и платяной шкаф», перевод Островской

      И, наконец, описание обеда у бобров:

      « Тем временем девочки помогали миссис Бобрихе: они накрыли на стол, нарезали хлеб, поставили тарелки в духовку, чтобы они согрелись, нацедили огромную кружку пива для мистера Бобра из бочки, стоявшей у стены, поставили на огонь сковородку и растопили сало. (. )

      И в тот самый момент, как сало на сковородке начало весело скворчать, в комнату вошли Питер и мистер Бобр с уже выпотрошенной и почищенной рыбой. Можете представить, как вкусно пахла, жарясь, только что выловленная форель и как текли слюнки у голодных ребят, которые от всех этих приготовлений почувствовали себя еще голоднее. Но вот наконец мистер Бобр сказал: «Сейчас будет готово». Сьюзен слила картошку и поставила кастрюлю на край плиты, чтобы ее подсушить, а Люси помогла миссис Бобрихе подать рыбу на стол. Через минуту все придвинули табуретки к столу – в комнате кроме личной качалки миссис Бобрихи были только трехногие табуретки – и приготовились наслаждаться едой. Посредине стола стоял кувшин с густым молоком для ребят – мистер Бобр остался верен пиву – и лежал огромный кусок желтого сливочного масла – бери его к картофелю сколько угодно. А что на свете может быть вкуснее, думали ребята, – и я вполне с ними согласен, – речной рыбы, если всего полчаса назад она была выловлена и только минуту назад сошла со сковороды. Когда они покончили с рыбой, миссис Бобриха – вот сюрприз так сюрприз! – вынула из духовки огромный, пышущий жаром рулет с повидлом и тут же пододвинула к огню чайник, так что, когда они покончили с рулетом, можно было разливать чай.

      » — «Лев, Колдунья и платяной шкаф, перевод Островской

      В книге «Конь и его мальчик» особенно удались описания восточной (тархистанской) еды и столкновения главного героя с нарнийской (европейской) кухней.

      « Он посмотрел и нашел много хорошего: совсем свежий пирог с мясом, кусок овечьего сыра, горстку сушеных фиг, плоский сосудец с вином и кошелек с деньгами. »
      — К. С. Льюис, «Конь и его мальчик»
      « Обед был хорош. Не знаю, понравился бы он вам, но Шасте понравился. Он жадно съел и омаров, и овощи, и бекаса, фаршированного трюфелями и миндалем, и сложное блюдо из риса, изюма, орехов и цыплячьих печенок, и дыню, и ягоды, и какие-то дивные ледяные сласти, вроде нашего мороженого. Выпил он и вина, которое зовется белым, хотя оно светло-желтое. »
      — К. С. Льюис, «Конь и его мальчик»
      « – Смотри, не ушибись, – предупредил гном, но поздно – Шаста уже стукнулся головой о притолоку. – Теперь садись к столу. Он низковат, но и стул маленький. Вот так. – Перед Шастой поставили миску овсянки и кружку сливок. Он еще не доел кашу, а братья Даффла, Роджин и Брикл, уже несли сковороду с яичницей, грибы и дымящийся кофейник.

      Шаста в жизни не ел и не пил ничего подобного. Он даже не знал, что за ноздреватые прямоугольники лежат в особой корзинке, и почему карлики покрывают их чем-то мягким и желтым (в Тархистане есть только оливковое масло).

      Домик был совсем другой, чем темная, пропахшая рыбой хижина или роскошный дворец в Ташбаане. Все нравилось ему – и низкий потолок, и деревянная мебель, и часы с кукушкой, и букет полевых цветов, и скатерть в красную клетку, и белые занавески. Одно было плохо: посуда оказалась для него слишком маленькой; но справились и с этим – и миску его, и чашку наполняли много раз, приговаривая: «Кофейку?», «Грибочков?», «Может, еще яичницы?»

      » — К. С. Льюис, «Конь и его мальчик»

      И тысячи, тысячи их! В «Серебряном кресле» даже есть кусочек гурман-гуро.

      • Гурман-гуро: рецепты приготовления блюд из людей и кваклей у великанов.
      • Кинжал невинности — именно такой кинжал получает Люси как подарок от Деда Мороза. А что еще могут означать слова «используй только в самой крайней необходимости»?
      • Это единственный подарок из первой книги, который более нигде не упоминается. Скорее всего, потому, что как Люси его использовала, детям знать рано, а во второй книге Люси этот кинжал не ищет, и в сокровищнице его нет, хотя все прочие подарки, кроме рога Сьюзен, там присутствуют. Очевидно, уже использовала.
      • Такой кинжал (правда, сделанный в Нарнии) мог быть и у Сьюзен, которая в книге «Конь и его мальчик» едва-едва избежала плена и подобной ситуации. Но поскольку избежала, кинжал ей не пригодился — и поэтому в первой книге ей кинжал не подарили.
    • Козлы — Эдмунд и Юстас. Исправились, но сначала нехило перекозлили.
    • Крутой симпатяга — Рипичип.
    • Награда, достойная предателя: то, что постигло Эдмунда во второй книге.
    • Надмозги: Calormen внезапно Тархистан? Archenland — Орландия? Держите меня семеро, пока Narnia еще Нарния!
      • Father Christmas — Дед Мороз?! (У Афиногенова и Волковского куда лучший вариант — Рождественский Дед).
        • Автор правки считает, что Тархистан — это перевод, который лучше оригинала.
          • А автор другой правки в детстве путал Тархистан с Татарстаном…
          • Налево кругом: кот Рыжий в седьмой книге, разгадавший планы злодеев, но впоследствии решивший к ним присоединиться.
          • Направо кругом: Эдмунд во второй книге.
          • Не любит обувь: много кто её не любит. Люси (а иногда и другие Пэвенси), также уже упомянутые Кориакин, Раманду и отшельник, дочь Раманду (во всяком случае, судя по иллюстрациям), и квакль-бродякль (из-за физиологических особенностей).
              Читайте также:  Как снять режим полета на телефоне флай
            • Субверсия с Шастой: он ходит босиком не для удовольствия, а из-за бедности, и иногда это доставляет ему неудобства.
            • Нет, не тот: топоним Нарния как таковой.
            • Нестандартный хэппи-энд: В финале выясняется, что все главные герои погибли в железнодорожной катастрофе и могут навсегда остаться в Нарнии. Правда, Нарния в финале сама погибает, остается ее «истинный» аналог в стране Аслана, и там же есть «истинный» аналог Англии.
            • Нулевой рейтинг — у Джадис aka Белой Колдуньи. Она абсолютное зло для «хороших» рас Нарнии, но даже «плохие» расы сеттинга служат ей скорее из страха, а не уважения. Дополнительные очки за то, что Джадис в своё время уничтожила всех жителей своего родного мира Чарн Запретным Словом именно потому, что население свергло её ненавистную тиранию.
              • Зигзаг с Миразом: у нарнийцев он имел именно нулевой рейтинг, но среди тельмарцев был достаточно популярен.
              • Персонаж-призрак: Император-за-Морем, отец Аслана.
              • Поджог, убийство и переход на красный свет:
                • «Лев, колдунья и платяной шкаф» — собственно, название.
                • «Конь и его мальчик» — Лазорилина грозит слугам: «Узнаю, что пошли сплетни, сожгу живьём, засеку до смерти, а потом посажу на хлеб и воду».
                • Попаданцы — герои.
                • Рождество — в Нарнии празднуют Рождество, не задумываясь, кто в этот день родился. (Характерно для Англии и бывшей английской колонии США.) Главное на Рождество — не само событие, а рождественские подарки. Питер, Сьюзен и Люси Пэвенси именно в качестве таких подарков получают вещи, которые в дальнейшем будут необходимы по сюжету.
                  • Для чего Сьюзен был необходим боевой лук, а Люси — кинжал, в книгах не раскрывается. Но ведь пригодились как-то. В «Принце Каспиане» у лука мелкая эпизодическая роль, а кинжал так и вообще не ищут. Вероятно, уже был использован в самой крайней необходимости.
                  • Судный день: последняя книга — буквальный пересказ учения об Апокалипсисе.
                  • У нас именно такие гномы: однотопы, полугном доктор Корнелиус и ещё много всего.
                  • Раса мечется по фракциям — гномы. То за Аслана, то за Белую Колдунью, то вообще «гномы за гномов»…
                  • Хрустальный дракон Иисус — Аслан. В каком-то смысле — и Могучий лев Яхве (Льюис — протестант; а протестанты куда сильнее, чем католики, опираются на Ветхий Завет, происходящий, как известно, из иудаизма). Аслан предстаёт именно в облике льва, а его Отец упоминается, но не участвует.
                    • Жертвенный лев — он же. Естественно, смог пережить самопожертвование — Библия же.
                    • Что стало с мышонком? — Сьюзен же! На возвышенных нотах финала как-то забывается о том, что она потеряла в железнодорожной катастрофе всю семью.
                    • Шахматы — герои в свободное время, случается, играют в шахматы. Причём манера играть говорящего мыша Рипичипа даже удостаивается отдельного описания: «Он был отличный игрок, и если не забывал, во что играет, обычно выигрывал. Но иногда он забывал и делал какой-нибудь невероятный ход, например, безбоязненно подставлял своего коня под удар ферзя и ладьи. В такие минуты, увлеченный игрой, он думал о настоящих сражениях, армиях и конях. Он бредил подвигами, поединками не на жизнь, а на смерть, славными победами».
                    • Эксцентричный мудрец/Ментор-трикстер: Кориакин. Помимо уже упомянутой нелюбви к обуви, отличается весьма своеобразным чувством юмора: повесил у себя в доме бородатое зеркало (очевидно, чтобы подшучивать над гостями) и превратил гномов в однотопов (в качестве оригинального наказания за плохое поведение). Насколько эпизод с его участием позволяет судить, по степени эксцентричности может быть вполне сравним с Дамблдором.
                    • Экранизации [ править ]

                      Были сняты не так давно (дата выхода «Льва, колдуньи и платяного шкафа» — 2005). Пока отснято три фильма, в порядке основной линии (т. е. «Лев…», «Принц Каспиан» и «Покоритель Зари»), без отрыва в сторону приквела и спин-оффа. Если «Лев, Колдунья и платяной шкаф» верно передаёт основной сюжет и атмосферу (хоть и с некоторыми порывами в сторону экшн-поноса, впрочем, крайне умеренными), то в «Принце Каспиане» творится какая-то лютая дичь с проснувшимися барскими замашками у Питера (режиссёр и сценарист хотели дополнительный моральный конфликт, но не хотели резко и далеко отступать от первоисточника, в результате Питер отказывается от амбиций как-то тихо и сам по себе, без мотивации в кадре) романтической линией Каспиана и Сьюзен (и Аслан всё равно навсегда возвращает Сьюзен в Англию вместе с остальными? зная, что этим разлучит двух влюблённых? в оригинале-то они были всего лишь приятелями, даже не очень близкими), сказочным идиотизмом Каспиана (ты мог сначала победить Мираза, а уже потом выяснять, убил ли он твоего отца?), каким-то совсем уж абсурдным даже в сравнении с первоисточником поведением Аслана и, как будто этого мало, бесконечным цитированием сцены с погоней назгулов за Фродо из джексоновского «Властелина колец». Зато Мираз стал понятным и даже по-своему благородным типом.

                      Третий же фильм — вполне симпатичная и логичная (хоть и не избавленная от некоторых косяков и сварочных швов типа лорда, который прятал волшебный меч, будучи заключённым в темницу) история, к которой можно предъявить две серьёзные претензии: во-первых стараниями сценариста стало всё больно уж похоже на типичный фэнтези-квест по «Малому типовому набору» (мол, искать пропавших лордов за океаном просто потому, что это были большие шишки и друзья отца Каспиана — слишком мелкий повод, давайте выдадим им волшебные мечи, нужные для очередного спасения мира), во-вторых режиссёр явно пытается с одной стороны рассказывать христианские притчи, как и в первоисточнике, но, с другой стороны, при этом считает нужным от первоисточника отступать, в результате получается гораздо более топорно, чем было в оригинале. Хорошо или плохо, когда религиозная пропаганда толкается в ущерб художественной составляющей, смотри ниже, но нельзя отрицать, что экранизация в результате страдает периодическими претензиями на звание типа Тарковского. Конкретно автора правки не покидало ощущение, что он смотрит не историю про Нарнию, а нечто совсем иное с такими же названиями и именами.

                      Существуют также более старые экранизации, три мини-сериала от BBC — «Лев, Колдунья и платяной шкаф», «Принц Каспиан и плавание „Рассветного путника“» (собственно, по книгам «Принц Каспиан» и «Покоритель Зари») и «Серебряное кресло», снятые еще в 1988—1990 годах. Сняты очень близко к тексту и вообще с заметным уважением к первоисточнику (отдельно радует подбор актеров: например, Люси — действительно не очень красивая девочка, так что ее вполне каноничная зависть к сестре мотивирована), экшн-поносом не страдают (наоборот, весьма неспешны), но страдают от проблемы Бюджет пишет сюжет. В частности, фантастические существа кое-где откровенно нарисованы, кое-где представляют собой людей в костюмах животных (автор правки до сих пор не может забыть этого Рипичипа), кое-где — куклы. По этой причине сам Льюис был против возможной экранизации, и только с появлением цифровых технологий появилась возможность реально изобразить животных.

                      «Хроники Нарнии» Клайва Стейплза Льюиса, занимающие верхние строчки большинства списков лучших книг всех времен и народов, — загадочное явление, ключ к которому до сих пор не найден. Попробуем разобраться, как их читать

                      По своей основной специальности Льюис был историком литературы. Бóльшую часть жизни он преподавал историю литературы Средних веков и Возрождения в Оксфорде, а под конец возглавил созданную специально для него кафедру в Кембридже. Помимо пяти научных книг и огромного количества статей, Лью­ис опубликовал восемь книг в жанре христианской апологетики (передачи о ре­лигии на Би-би-си в годы Второй мировой сделали его известным по всей Британии, а «Письма баламута» — в Европе и США), духовную автобиографию, три пове­сти-притчи, три научно-фантастических романа и два сборника сти­хов Полное собрание стихотворений, оказав­шее­ся довольно объемным, вышло со­всем недавно. . Как и в случае с Льюисом Кэрроллом, Джоном Р. Р. Толкином и многи­ми другими «дет­скими» писателями, книги для детей, которые принесли Льюи­су мировую из­вестность, были для него далеко не самым важным из напи­санного.

                      Клайв Стейплз Льюис. Оксфорд, 1950 год © John Chillingworth / Getty Images

                      Главная трудность «Нарний» — в невероятной разнородности материала, из ко­торого они собраны. Особенно это заметно на фоне художественных книг Джо­на Толкина, ближайшего друга Льюиса и товарища по литературному сооб­ще­ству «Инклинги» «Инклинги» — неофициальный литератур­ный кружок английских христианских писа­те­лей и мыслителей, собира­вшийся в Окс­фор­де в середине прошлого века вокруг Клай­ва Льюиса и Джона Толкина. В него так­же входили Чарльз Уильямс, Оуэн Бар­филд, Уор­рен Льюис, Хьюго Дайсон и другие. , перфекциониста, крайне внимательного к чистоте и строй­ности тем и мотивов. Толкин работал над своими книгами годами и десятиле­тиями (большинство так и не были закончены), тщательно шлифовал стиль и внимательно следил за тем, чтобы в его до деталей продуманный мир не про­никли посторонние влияния Например, во «Властелине колец» не упо­ми­на­ют­ся tobacco («табак») и potato («карто­фель»), потому что это сло­ва не германского, а романского про­исхо­жде­ния, но только pipe-weed и taters. . Льюис писал быстро («Нарния» создавалась с конца 1940-х по 1956 год), мало заботился о стиле и валил в одну кучу разные традиции и мифологии. Толкин не любил «Хроники Нарнии», видя в них ал­легорию Евангелия, а аллегоризм как метод был ему глубоко чужд (он не ус­тавал отбиваться от попыток представить «Властелина колец» как аллегорию, в которой Война за кольцо — это Вторая мировая, а Саурон — это Гитлер). Ал­легоризм действительно не чужд Льюису Сам Льюис, хорошо знавший, что такое ал­легория (этому посвящена его самая из­вест­ная ученая книга, «Аллегория любви»), пред­по­чи­тал говорить о «Нарнии» как о притче (он на­зывал это supposition, «гипотеза»). «Хро­ни­ки Нарнии» — вроде художественного эксперимента: как выглядело бы воплощение Христа, его смерть и воскресение в мире го­ворящих зверей. , и все же видеть в «Нарниях» про­стой пересказ библейских историй — значит предельно их упрощать.

                      Читайте также:  Терка для свеклы кормовой

                      В первой части цикла присутствуют Дед Мороз (Father Christmas), Снежная ко­ролева из сказки Андерсена, фавны и кентавры из греческой и римской мифо­ло­гии, бесконечная зима — из скандинавской, английские дети — прямиком из ро­манов Эдит Несбит, а сюжет о казни и возрождении льва Аслана дубли­рует евангельскую историю предательства, казни и воскресения Иисуса Христа. Чтобы разобраться в том, что же такое «Хроники Нарнии», попробуем разло­жить их сложный и разноплановый материал на разные слои.

                      В каком порядке читать

                      Путаница начинается уже с последовательности, в которой следует читать «Хроники Нарнии». Дело в том, что публикуются они вовсе не в том порядке, в котором были написаны. Книга «Племянник чародея», где рассказыва­ется о сотворении Нарнии, появлении там Белой колдуньи и происхождении платяного шкафа, была написана предпоследней, а первой появилась «Лев, колдунья и платяной шкаф», которая сохраняет значительную часть очарова­ния первоначальной истории. В такой последовательности она опубликована в самом дельном русском издании — пятом и шестом томах восьмитомного собрания сочинений Льюиса, — и с нее начинаются и большинство экраниза­ций книги.

                      После «Льва, колдуньи и платяного шкафа» следует «Конь и его мальчик», затем «Принц Каспиан», «Покоритель зари, или Плавание на край света», «Серебряное кресло», затем приквел «Племянник чародея» и, наконец, «Последняя битва».

                      Сделать ее заметнее в лентах пользователей или получить ПРОМО-позицию, чтобы вашу статью прочитали тысячи человек.

                      • Стандартное промо
                      • 3 000 промо-показов 49
                      • 5 000 промо-показов 65
                      • 30 000 промо-показов 299
                      • Выделить фоном 49
                      • Золотое промо
                      • 1 час промо-показов 10 ЗР
                      • 2 часa промо-показов 20 ЗР
                      • 3 часa промо-показов 30 ЗР
                      • 4 часa промо-показов 40 ЗР

                      Статистика по промо-позициям отражена в платежах.

                      Поделитесь вашей статьей с друзьями через социальные сети.

                      Ой, простите, но у вас недостаточно континентальных рублей для продвижения записи.

                      Получите континентальные рубли,
                      пригласив своих друзей на Конт.

                      Кто скрывается за персонажами цикла «Хроники Нарнии»

                      По своей основной специальности Клайв Стейлпз Льюис был историком литературы. Бóльшую часть жизни он преподавал историю литературы Средних веков и Возрождения в Оксфорде, а под конец возглавил созданную специально для него кафедру в Кембридже. Помимо пяти научных книг и огромного количества статей, Льюис опубликовал восемь книг в жанре христианской апологетики (передачи о религии на Би-би-си в годы Второй мировой сделали его известным по всей Британии, а «Письма баламута» — в Европе и США), духовную автобиографию, три повести-притчи, три научно-фантастических романа и два сборника стихов.

                      «Хроники Нарнии» хоть и называют детскими книгами, но их читают взрослые, в университетах о них пишутся целые диссертации. Главная трудность «Нарний» — в невероятной разнородности материала, из которого они собраны. Льюис писал быстро («Нарния» создавалась с конца 1940-х по 1956 год), мало заботился о стиле и валил в одну кучу разные традиции и мифологии. Поэтому видеть в «Нарниях» простой пересказ библейских историй — значит предельно их упрощать.

                      В первой части цикла присутствуют Дед Мороз (Father Christmas), Снежная королева из сказки Андерсена, фавны и кентавры из древнегреческой мифологии, бесконечная зима — из скандинавской, английские дети — прямиком из романов Эдит Несбит, а сюжет о казни и возрождении льва Аслана дублирует евангельскую историю предательства, казни и воскресения Иисуса Христа. Так, что же такое «Хроники Нарнии»? И кто есть кто? Поговорим о прообразах.

                      Основные темы книг Льюиса определяет Евангелие. Именно темы, так как сюжеты остаются традиционно сказочными: борьба со злой колдуньей, поиски, путешествие, сватовство, побег.

                      Самым ярким евангельским образом в цикле «Хроники Нарнии» является лев Аслан — прообраз Иисуса Христа. С ветхозаветных времен лев ассоциируется с чем-то могущественным и царственным. В Писании о нем сказано: «Лев — силач между зверями, не посторонится ни перед кем» (Притч. 30, 30). Молодой лев — библейский символ рода Иуды (Быт. 49, 9), откуда происходит праотец Спасителя — царь Давид. Золотистое сияние гривы Аслана, о котором не раз упоминается в книгах, ассоциируется с золотым светом нимба. В Нарнии именем Аслана клянутся, герои произносят: «Во имя Аслана», «Асланом тебя прошу».

                      Нарния создана песней великого Льва, он, как и Христос, дает жителям Нарнии основную заповедь: «И все любите друг друга». Аслан определяет, что Нарнией могут управлять только сыновья Адама и дочери Евы. Все это — перифразированные строки Книги Бытия (Быт. 1, 26-27). Заповеди, которые дает Аслан нарнийцам, берут начало в заповедях Моисея и Нагорной проповеди. Аслан требует от жителей своей страны любви, смирения и покаяния. Он осуждает любую, даже самую слабую попытку переложить свою вину на ближнего: «И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?» (Мф. 7, 5).

                      Отрывок из письма Клайва Льюиса к Патрисии

                      …Я вовсе не пытаюсь «представить» реальную (христианскую) историю в символах. Я скорее говорю: «Вообразите, что существует мир, подобный Нарнии, и что Сын Божий (или Великого Заморского Императора) приходит его искупить, как пришел искупить наш. Что бы получилось?» Может быть, в конечном счете получается примерно то же, о чем ты думаешь, но все-таки не совсем.

                      1. Создание Нарнии — это сотворение мира, но совсем не обязательно нашего.

                      2. Когда Джадис срывает яблоко, она, подобно Адаму, совершает грех ослушания, но для нас это не то же самое. К тому времени она уже пала, и пала глубоко.

                      3. Каменный стол действительно должен напоминать об одной из Моисеевых скрижалей.

                      4. Страдания и Воскресение Аслана — это Страдания и Воскресение Христа, какими они могли бы быть в том, другом мире. Они подобны тем, что Он претерпел в нашем, но не те же.

                      5. Эдмунд, подобно Иуде, гад и предатель, однако, в отличие от Иуды, он раскаялся и получил прощение (как, без сомнения, получил бы Иуда, если бы раскаялся).

                      6. Да. На самом краешке нарнийского мира Аслан начинает больше походить на Христа, каким мы знаем Его здесь. Отсюда — ягненок, то есть Агнец. Отсюда — трапеза, как в конце Евангелия от Иоанна. Разве он не говорит: «После того как вы узнали меня здесь [в Нарнии], вам легче будет увидеть меня там [в нашем мире]»?

                      7. И, разумеется, Обезьян и Лопух перед Страшным Судом (в «Последней битве») — это как приход Антихриста перед концом нашего мира. Все ясно? Очень рад, что книжки тебе понравились.

                      Когда девятилетний американский мальчик Лоренс испугался, что любит Аслана больше, чем Иисуса, его мать написала К. С. Льюису на адрес издательства «Макмиллап». Ответ пришел уже через десять дней. 6 мая 1955 г.

                      Дорогая миссис К…

                      Передайте Лоренсу от меня, с любовью:

                      1) Даже если бы он любил Аслана больше, чем Иисуса (очень скоро я объясню, почему это невозможно), он не был бы идолопоклонником. Идолопоклонник делал бы это сознательно, а он изо всех сил старается с собой справиться. Господь прекрасно знает, насколько трудно нам любить Его больше всех остальных, и не будет сердиться на нас, пока мы стараемся. Он нам поможет.

                      2) Но Лоренс не может на самом деле любить Аслана больше, чем Иисуса, даже если ему кажется, что это так. Все слова и дела Аслана, за которые Лоренс его любит, сказал или совершил Иисус. Так что когда Лоренс думает, что любит Аслана, он на самом деле любит Иисуса, и, может быть, любит Его больше, чем прежде. Разумеется, у Аслана есть то, чего нет у Иисуса, — я про львиное тело. Если Лоренса пугает, что львиное тело нравится ему больше человеческого, думаю, он зря тревожится. Господь знает все про воображение маленького мальчика (которое Сам сотворил), знает и то, что в определенном возрасте очень привлекательна идея дружелюбного говорящего зверя. Поэтому, думаю, Он не обидится, что Лоренсу нравится львиное тело. В любом случае, когда Лоренс подрастет, это чувство отомрет само, без всяких с его стороны усилий. Так что пусть не волнуется.

                      3) На месте Лоренса я бы просто говорил, когда молюсь: «Господи, если то, что я чувствую и думаю об этих книжках, Тебе не нравится и для меня вредно, пожалуйста, забери у меня эти чувства и мысли, а если в них нет ничего плохого, тогда, пожалуйста, пусть это перестанет меня тревожить. И помогай мне каждый день любить Тебя больше в том смысле, который важнее всех мыслей и чувств, то есть исполнять Твою волю и стремиться быть похожим на Тебя». Вот что, по моему разумению, Лоренс должен просить для себя, но было бы очень по-христиански, если бы он добавлял: «И если мистер Льюис смутил своими книжками других детей или причинил им вред, пожалуйста, прости его и помоги ему больше такого не делать».

                      Поможет ли это? Я бесконечно жалею, что доставил такие огорчения, и буду очень благодарен, если вы напишете мне еще и расскажете, как теперь Лоренс. Разумеется, я буду молиться о нем каждый день. Наверное, он большой молодец; надеюсь, вы готовы к тому, что он может стать святым. Уверен, мамам святых порой приходилось нелегко!

                      Искренне ваш К. С. Льюис

                      Родился в 1927 г. в Англии. Имя Питер было выбрано автором изначально и не подвергалось изменению, как в случае с именами остальных ребят. Вероятно, под этим героем он подразумевал апостола Петра («камень», «скала»), на котором, согласно «Новому завету», строится церковь.

                      Читайте также:  Как вставить картинку при создании сайта

                      Родилась в 1928 г. в Англии. Сьюзен –> Сюзанна –> Шошана. Именно от этого еврейского имени происходит имя героини. Шошана – одно из названий розы на иврите, хотя «шошан», от которого происходит «шошана» — это «лилия». А ведь в первоначальном варианте книги, одну из сестер должны были звать Роза. И все же, она — Сьюзен, т.е. Лилия, цветок которой также символизирует еврейскую звезду Давида.

                      Родился в 1930 г. в Англии. Возможно, основой для данного персонажа послужил образ Эдмунда Мученика (840-870 гг. н.э.) – это последний суверенный англо-саксонский король Восточной Англии, который ещё юношей (в 15 лет), занял королевский престол. Согласно некоторым источникам, – за отказ поклониться языческим идолам, датчане привязали Эдмунда к дереву, расстреляли из луков, а затем обезглавили.

                      Есть еще один претендент (с точки зрения некоторых исследователей) на звание «прототипа» Эдмунда – новозаветный Иуда Искариот (который, согласно легенде, предал Иисуса). Однако, данная аналогия несостоятельна. Качества характера Эдмунда, а также его истинное отношение к брату и сестрам, не дают никакого основания для сравнения его с вышеупомянутым «предателем».

                      В повести написано: «…По правде сказать, с того самого дня, как он пошел в школу. Там-то, в этой ужасной школе, в компании дурных мальчишек, он и сбился с правильного пути. А теперь Эдмунд снова стал прежним и мог прямо смотреть людям в глаза». Компанию, в которой находился Иуда, все же, трудно назвать дурной.

                      Что касается имени Edmund — оно германского происхождения. Состоит из древненемецких слов «edel» — «благородный» + «mund» — «покровитель», «попечитель», «защитник». На староанглийском оно трансформировалось в Eadmund, где «ead» — «богатство», «благосостояние», «процветание», «счастье» + «mund» — «рука», «защитник», «защита». Нарнийцы прозвали его — Эдмунд Справедливый. Первоначально, одного из братьев должны были звать Мартин, что восходит к латинскому Мартинус — «принадлежащий Марсу». Не очень удачное имечко в контексте данной повести…

                      Прототипом Люси Певенси считается Джун Флюэтт, дочь преподавателя древних языков в Школе святого Павла (ее закончил Честертон), в 1939-м эвакуированная из Лондона в Оксфорд, а в 1943 году оказавшаяся в доме Льюиса. Джун было шестнадцать, и Льюис был ее любимым христианским автором. Однако, только прожив несколько недель в его доме, она поняла, что известный апологет К. С. Льюис и хозяин дома Джек (так его называли друзья) — одно и то же лицо. Джун поступила в театральное училище (причем обучение ей оплатил Льюис), стала известной театральной актрисой и режиссером (ее сценический псевдоним — Джилл Реймонд) и вышла замуж за внука знаменитого психоаналитика сэра Клемента Фрейда, писателя, радиоведущего и члена парламента.

                      Посвящены же «Нарнии» крестнице Льюиса — Люси Барфилд, приемной дочери Оуэна Барфилда, автора книг по философии языка и одного из ближайших друзей Льюиса.

                      Квакль-бродякль Хмур из «Серебряного кресла» списан с внешне мрачного, но доброго внутри садовника Льюиса, а его имя — аллюзия на строку Сенеки, переведенную Джоном Стадли (по-английски его зовут Puddleglum — «угрюмая жижа», у Стадли было «стигийская угрюмая жижа» про воды Стикса): Льюис разбирает этот перевод в своей толстенной книге, посвященной XVI веку.

                      Родился в 1888 г. в Англии. Стал одним из первых, кто попал в Нарнию и присутствовал при её сотворении. Реальным прототипом данного персонажа является профессор У.Т. Киркпатрик, у которого автор учился и жил с 1914 по 1917 год. Этот преподаватель поспособствовал развитию критического мышления у К. Льюиса, что, в конечном итоге, привело к тому, что юноша потерял веру и отпал от христианства.

                      Этимология имени Digory восходит к др.-сканд. «dyggr» — «верный», «преданный», «верующий», «надежный», «достойный», «подобающий»; и к имени Degare — «несведущий о себе», «почти потерянный», которое было заимствовано из раннего английского рыцарского романа под названием «Sir Degaré». Кроме того, данное имя созвучно с англ. «dignity» — «достоинство», «благородство»; и с «digger» — «золотоискатель», «копатель». Как и в некоторых других именах, изобретенных автором, в этом имени присутствует дуалистический принцип – «до и после»: то, каким персонаж был (до посещения Нарнии, до встречи с Асланом), и то, кем он стал впоследствии.

                      Дядя Дигори, чародей, стремящийся проникнуть в «иные миры». Прототипом данного персонажа послужил директор младшей школы, где учился К. Льюис – Роберт Капрон, жестокий человек с садистскими наклонностями, в конце жизни попавший в психиатрическую лечебницу. Этимология Andrew восходит к древнегреческому имени Андреас (от греч. «андрос» – «мужчина», «человек»). Фамилия Ketterley имеет очень интересное значение: слово «ketter» на нидерландском – «еретик»; а «ley» на испанском – «закон». Еретик от Закона (отступник от Торы). Кроме того, Кеттерли созвучно со словосочетанием на иврите – «кетер ли», которое переводится как «корона мне». Таким образом, учитывая все значения, получается что Эндрю Кеттерли – это человек-беззаконник, который возводит самого себя на трон. Весьма точное описание. Аналогия неприятия им Закона («Песни Аслана») будет четко прослеживаться в повести.

                      Наставник принца Каспиана. Прототипом данного персонажа послужил Heinrich Cornelius Agrippa von Nettesheim — Агриппа Неттесгеймский (1486–1535 гг.) — немецкий гуманист, врач, алхимик, натурфилософ, оккультист, астролог и адвокат, который считал допустимым практиковать «белую магию». Этимология Cornelius восходит к римскому родовому имени, которое происходит от лат. «cornus» — «рог». Именно доктор Корнелиус дал Каспиану Рог королевы Сьюзен, благодаря которому помощь пришла в Нарнию.

                      Волк, капитан секретной полиции Белой колдуньи. Прототипом данного персонажа послужил Фенрир, огромный волк из германо-скандинавской мифологии. Этимология имени Maugrim восходит к английскому словосочетанию «grim maw» — «зловещая пасть». Кроме того, «maugrim» фонетически связано со словосочетанием «more grim» — «более мрачный», «более зловещий»; а также со словом «maugre», которое может означать — «недоброжелательность», «враждебность», «плохое отношение». Помимо этого, некоторые исследователи полагают, что «maug rhyme» восходит к древнеирландскому, и означает «раб заклинания». Примечательно также, что «могрим» созвучно с глаголом на иврите «легарем» – «грызть», «глодать кости».

                      Нарнию Льюис не выдумал, а нашел в Атласе Древнего мира, когда учил латынь, готовясь к поступлению в Оксфорд. Нарния — латинское название города Нарни в Умбрии, Италия. Небесной покровительницей города считается блаженная Лючия Брокаделли, или Лючия Нарнийская.

                      Роджер Лэнслин Грин, британский писатель, входивший в сообщество Inklings (членом которого являлся К. Льюис), писал: «Когда Уолтер Хупер спросил Льюиса, где он нашел слово «Narnia», тот показал ему географический Атлас «Murray’s Small Classical Atlas», под редакцией Г.Б. Гранди (выпуск 1904 г.), который он приобрел, когда изучал классику с г-ном Киркпатриком в Great Bookham в 1914-1917 гг. На восьмом листе Атласа находилась карта древней Италии. Льюис подчеркнул название маленького городка под названием Narni или Narnia. Он использовал его в своей книге просто потому, что ему понравилось то, как звучит это слово. Нарния (или Нарни) — город в Италии, который находится в регионе Умбрия, на полпути между Римом и Ассизией. Этот небольшой средневековый городок расположен на возвышенности, над узкой долиной реки Нера, на вершине холма, покрытого оливковой рощей. Он уже был достаточно древним, когда римляне захватили его в 299 г. до н.э.».

                      Примечательно, что в XIV веке в Нарни был построен массивный замок «Рокка Альборнос» (названный в честь кардинала Альборноса), печально известный своей камерой пыток. В 1525 г. город захватили наемники императора Карла V, которые разграбили его и сожгли дотла. С тех пор он так и не смог восстановить свое былое значение. Этот замок может являться прототипом замка Мираза, а также замка Белой колдуньи. Нам точно известно, что в годы правления Мираза, в его замке была камера пыток. В повести «Принц Каспиан» написано: «Я ускользнул, чтобы не отвечать на вопросы в камере пыток Мираза».

                      Географический прототип, вдохновивший Льюиса, вероятнее всего, находится в Ирландии. Льюис с детства любил северное графство Даун и не раз ездил туда с матерью. Он говорил, что «небеса — это Оксфорд, перенесенный в середину графства Даун». По некоторым данным, Льюис даже называл брату точное место, ставшее для него образом Нарнии, — это деревенька Ростревор на юге графства Даун, точнее склоны Моурнских гор, откуда открывается вид на ледниковый фьорд Карлингфорд-Лох.

                      Прототип фонарного столба в Нарнии расположен в парке Крауфордсберн (Crawfordsburn Country Park).

                      Буквальным прототипом замка Кэр-Паравэль послужил замок Певенси (Pevensey Castle) — римский форт с уникальной архитектурой, известный также как Anderitum (лат. «большой брод»), находящийся в восточном Сассексе, в Англии. Замок был построен римлянами примерно в 290 г. н.э. У историков нет однозначной версии касательно причины его строительства. Долгое время считалось, что он был частью римской оборонительной системы для охраны британских и галльских побережий от саксонских пиратов. После окончания Римской оккупации Англии, замок превратился в руины, однако в 1066 г. был захвачен норманнами, которые сделали его своим ключевым стратегическим бастионом. Впоследствии, он попеременно осаждался и оккупировался теми или иными войсками, вплоть до Второй Мировой войны.

                      Вывод: таким образом, мы видим, что "Хроники Нарнии" — это не просто очередная сказка, схожая с "Властелином колец" или "Хоббитом", но очень глубокое духовное произведение, которое по праву считается величайшим в христианской и мировой литературе. В книге отчетливо видима христианская духовность, аналогии с героями и событиями Библии, а также понимание духовной борьбы. Я бы посоветовал "Нарнию" всем христианам, которые готовы не просто к чтению очередной сказки, но к духовному размышлению и назиданию.

                      Прежде чем побороть зло в мире, нужно сначала побороть зло в себе.

                      Ссылка на основную публикацию
                      Футбольный менеджер без интернета
                      Да, уже четыре года назад Испания выиграла Евро 2012. С того времени много воды утекло и теперь у других команд...
                      Форд экоспорт белый фото
                      Компания Форд славится тем, что каждое обновление их машин несет в себе кучу перемен. Не стал исключением и недорогой городской...
                      Форм факторы корпусов пк размеры
                      Главная FAQ Железо Типы компьютерных корпусов Типы компьютерных корпусов Говоря слово "компьютер" многие подразумевают системный блок компьютера, и в принципе...
                      Футбольный менеджер с реальными командами
                      Бесплатная онлайн игра. Только в нашем футбольном менеджере игры проходят в реальном времени и можно менять тактику непосредственно во время...
                      Adblock detector